22:44 

Главный враг исследователя: математика.

3c273
Математики знают мало цифр, поэтому считают они так:
1, 2, много.
Или так:
0, 1, сколько-то, много, еще больше, совсем много
Аналогично – для симметрии – всё то же самое со знаком «минус». Если вы не видите священной разницы между «+0» и «-0» - вы не математик.

Как известно, другие ученые и философы умеют считать только до двух, поэтому, когда прикладные математики прикладываются к чему-нибудь общеизвестному, получается настоящее открытие (вернее, закрытие – поскольку дальше никто кроме математиков ничего в этой отрасли уже не понимает, а математики способны генерировать только математику).
К счастью, подобные открытия случаются не часто, потому что большинство математиков не знают ничего кроме математики.

Можно выделить следующие признаки поглощения области науки математикой:
1. Невозможность адекватно выразить новейшие теории в данной области без привлечения математики.
2. С каждой последующей теорией увеличение степени косвенности эксперимента, который может быть поставлен для её проверки. Как следствие – увеличение размеров оборудования для эксперимента и возрастание денежных затрат на каждый опыт.
3. Невозможность применить, продемонстрировать, а позже и невозможность человеческим языком описать новейшие открытия в данной области.

Разные области науки адепты математики захватывают по-разному, поэтому выстроить единый алгоритм борьбы с ними довольно сложно. Тем не менее, рассмотрим несколько примеров подобных поглощений:

Физика. Математика просочилась в физику из астрономии (небесной механики), и долгое время притворялась вспомогательным инструментом, хотя уже тогда первые математики называли её царицей наук. Вплоть до ХХ века математика усложнялась, постепенно вступая во всё более тесный симбиоз с физикой. В первой половине ХХ века тайный математикопоклонник Эйнштейн нанёс по физике сокрушительный удар. Переписав уравнения Лоренца, сменив пару букв и добавив константу, Эйнштейн не просто создал новую теорию, он утвердил победу математики над физикой (примечательно, что Нобелевскую премию он получил не за теорию относительности).
Во второй половине ХХ века под лозунгом: «Физика слишком сложна, чтоб объяснить её простым человеческим языком», математики уже не скрываясь захватывали (а порой даже создавали) передовые направления физики. Таким образом, физика окончательно оторвалась от реального мира. Ввиду отсутствия возможности прямой экспериментальной проверки новейших теорий, критерий истинности постепенно сместился от опыта к математической достоверности.

Химия. В химию математика пришла сравнительно поздно и сначала проникала в основном вместе с физикой. Однако с появлением модели атома Бора в 1913 году химия стала беззащитна перед нашествием математиков. С появлением орбитальной модели атома химики вынуждены были признать главенство математиков в своей области, а так называемая «квантовая химия» окончательно вытеснила химиков из областей новейших химических теорий.

Биология (генетика). Генетика сразу, начиная с законов Менделя, опиралась на математику. Можно было предположить, что её постигнет участь экономики или статистики, либо же ещё более незавидная участь астрологии или социологии, но этого не произошло. Генетики до сих пор совершают реальные (а не виртуальные) открытия и генерируют проверяемые гипотезы. Сейчас трудно выделить причины матемастойкости биологии, поэтому ограничимся сопоставлением её с ещё одной матемаустойчивой наукой – с кибернетикой.
1. Обе эти науки с самого возникновения так или иначе опирались непосредственно на математику.
2. Обе эти науки – генетика и кибернетика – считались лженауками в Советском Союзе.
Несложно заметить, что изначальная опора на математику присуща также физике. Математики же Советского Союза – если судить по дошедшим до нас сведениям – существенно не отличались от математиков остального мира и не обладали тайным математическим оружием.
Таким образом, пока нельзя сказать, имеют ли найденные сходства отношение к естественной защите от математики, или же они случайны.

Кибернетика. Программисты – естественные враги математиков. Они принципиально считают только до двух и пресекают всякие попытки математиков завладеть их областью (так попытка повторить схему захвата химии путём добавления слава «квантовый» тихо выродилась в отдельное не связанное с кибернетикой направление, а забавное словечко «семантические» так и осталось только словом).
У многих вызывает недоумение подобная стойкость именно программистов – ведь программисты вышли из математиков. Однако нельзя забывать, что первым в истории человечества программистом была женщина – Ада Левлейс. Примечательно, что во времена написания ею первой в мире программы для вычислительной машины (первая половина 19 века), вычислительная машина еще не существовала. Эти два факта оказали и продолжают оказывать огромное (к сожалению, недооцененное и потому малоизученное) влияние на все отрасли кибернетики.

Вопросы поглощения науки математикой пока мало изучены и находятся скорее в ведении историков науки, нежели исследователей.
Напоследок хочу напомнить, что адепты математики в своё время успешно захватили и уничтожили теологию.
Будьте бдительны, товарищи!

(с) моё

запись создана: 24.08.2010 в 14:26

@темы: рассуждение с ошибкой

URL
   

Мои ориджи

главная